Мечты сбываются

P.S. Рассказ написан для конкурса «Моё лучшее путешествие». Прочитать все конкурсные статьи.

Идея этого похода родилась очень давно. Помню еще ребенком, сидя на полу и разглядывая отцовские карты, я не раз слышал от него о мечте перейти крымские горы.

Я не могу назвать себя новичком в походах (отца-то тем более), но еще ни разу мы не переваливали главную гряду крымских гор, хотя проходили эти места, но по отдельности.
И вот было решено – на эту маевку перевалим Ай-Петри.

В поход собралось шестеро, меньше чем в прошлом году, но все равно отличная компания. На предложение пойти с нами мои родители ответили положительно, даже более чем – укатили в Крым на два дня раньше.

Дорога к заветному полуострову прошла без происшествий: спали, ели, пели, играли в карты и слушали эпопею из соседнего купе о преследовании поезда отставшими пассажирами на протяжении 380-ти километров. Мы беззаботно радовались началу путешествия, которое для многих было первым в своем роде.

Рано утром мы сошли с поезда в Бахчисарае. На привокзальной площади нас уже ждал транспорт к началу Большого Каньона Крыма. Сменив железный стук на плавное шуршание покрышек по асфальту, мы приближались к началу. К началу воплощения, уже семейной, мечты.

Мои родители, в свою очередь, преодолев расстояние от Сюйрени к Юсуповскому озеру, уже прошлись по «злачным» местам каньона, накупались в озерах, ваннах и источниках, и теперь ждали нас с горячим завтраком и чаем на «Пограничной поляне».
Приехав к месту назначения, мы выгрузились и начали обдумывать дальнейшие действия. Так как трасса отделяет Большой Крымский Каньон и Юсуповское озеро друг от друга, получалось, что нам было нужно пройти к водопаду Серебрянные струи, потом подняться к Юсуповскому озеру и вернуться той же дорогой к началу маршрута по каньону. Перспектива носить рюкзаки туда-сюда не очень привлекала. Было решено – оставляем рюкзаки у лесников.

Оказалось, что все не так-то просто, на стук в окна лесники не откликнулись, чего нельзя сказать о их собаке… Рюкзаки побывали и на Юсуповском озере, и на Серебряных струях (здесь даже дважды).

После воссоединения с родителями мы принялись за трапезу. Поев горячего и попив чая, мы осмотрели окрестности Пограничной поляны, собрались и ступили на тропу, которая змеей неслась сквозь леса, горы и ущелья к солнечной Ялте.
Наш путь начался.

На ходу поправляя рюкзаки, подтягивая ремешки систем, мы ворвались в Большой Каньон Крыма. Чуток попыхтев, выползли к остаткам почтового дуба и устроили небольшой привал, после затяжной зимы поход давался не так уж и легко.

После дуба было проще, дошли до Голубого озера, оставили рюкзаки и родителей под подъемом на правый борт каньона, и налегке отправились к Ванне молодости.
У ванны был аншлаг. Толпы народа возле ванной, кучи на скалах, все прыгали со скал в воду, купались, ели и глазели на купавшихся. Было дико видеть столько людей в этом месте, всегда бывал здесь при меньшей человеческой «насыщенности». Нас как будто засасывало водоворотом человеческих тел, в ущелье царило броуновское движение.

В массе так званых «матрасников» затерялась еще одна группка «походников», но подчиняясь народной мудрости: «Свояк свояка видит издалека», наши группы притянулись друг к другу. Оказалось, что «коллеги» по дну пришли с другого конца каньона и посоветовали идти по борту каньона, так как дальше, не промочив ноги, не пройдешь.
Мне сразу вспомнился октябрь 2010.

Я и моя, тогда будущая, жена, вдвоем решили перемахнуть Ай-Петри. На плато решили подниматься канаткой, но, оказалось, на рюкзаки нужно было покупать отдельный билет. В тот момент мы почувствовали легкий дискомфорт в области шеи – начало давить жабо. На яйлу нас вывез «бусик», их всегда вдоволь у станции канатной дороги.

Во время подъема, когда мы еще не успели покинуть Ялту, за одним из поворотов трассы открылся вид на Ставри-Каю, но не она привлекала внимание. Левее от скалы с гор срывался огромный белый, вспененный поток воды, это был Учан-Су. Водитель сказал, что не помнит когда в последний раз видел водопад таким полноводным.

С деньгами за вход на обзорную площадку под Учан-Су расстались не задумываясь. Нас поглотила стихия. Вода с такой силой ударялась о камни, что брызги не давали выйти на площадку, а в воздухе висела водяная взвесь.

Дальше наше путешествие шло, как нож по маслу. Посмотрели на канатку, покушали чебуреков, перешли плато. В Баш-Дере спустились уже под вечер.
Палатку поставили на возвышении, в ущелье было холодно, обилие холодной воды заметно понизило температуру. Из-под скалы, где стояла наша палатка, с ревом реактивного самолета струями вылетала вода.Дрова были мокрые, костер успел нагреть воду и потух.

Нас окружили тьма и холод. В лесу что-то лаяло. Назвать ночь спокойной язык не поворачивается...Следующий день поставил точку на нашем путешествии.
Не обратив внимания на мощь Учан-Су, реактивные струи, полноводность Куру-Узень, приняли решение идти по дну каньона. Это и было нашей, вернее моей, ошибкой.

В каньоне мы наткнулись на непроходимое место, воды было «по уши». Хоть мы и были уже подмокшие, плыть нам не хотелось.Возвращаться назад тогда показалось глупой идеей, подняться на правый борт, где проходила тропа, не было возможности – над нами висела отвесная скала. Оставалось лишь карабкаться на левый борт.По мокрой и скользкой листве, цепляясь за корни, деревья и ветки, чаще всего передвигаясь на коленях, мы взяли высоту. Но за одной проблемой пришла другая – на левом борте нет троп. Пришлось весь день, падая, идти под постоянным углом, то вверх, то вниз, по балкам и возвышенностям в сторону конца этого мучения.

В лесу не было ни души, даже птицы молчали, а мы шли, пиная ногами землю, порытую кабанами. И надеялись, что этих землекопов мы в этот день не увидим.

Под вечер мокрые, грязные и обессиленные мы выбрались на трассу…

Так что такое развитие событий в этот, майский, поход совсем не грело душу. И мы последовали совету – решили сразу лезть на борт каньона, и ни каких «по дну».
Вот тут и начались главные трудности. Как мне показалось, путь на борт не такой уж и легкий, как пишут в «интернетах», было тяжело, может с непривычки.

Больше всего беспокоился за родителей, все-таки не каждый день у них такие нагрузки, а тут и у мамы начал замечать начало теплового удара, но обошлось. Нас спас родник. «Ореховый» был, как нельзя, кстати, его холодная вода быстро вернула нашу группу к жизни. Радости не было предела, началось прямо массовое помешательство. Мы, хохоча, доставали из рюкзаков и поедали сладости. Успокоившись, продолжили свое путешествие.

Выбравшись на вершину, бросили не далеко от тропы свои рюкзаки без присмотра (здесь уже ходили люди, которым лишний рюкзак никак не нужен), и ушли любоваться видом Каньона с природной обзорной площадки. Позже возле тропы, на покрывале из сухих сосновых иголок устроили обед, развели костер, приготовили чай из крымских трав. Отдыху радовались все без исключения.


После подъема начали слышать привычное «Здравствуйте» от незнакомых людей. Да, мы были среди своих.

Протопав по канту к стоянке «Бойка», пополнили запасы воды и спросили дорогу к «Баш-Дере». До ночлега оставалось совсем не долго. На группу накатила усталость, но все уверенно шли вперед.
Отойдя километра два от стоянки, мы начали набирать высоту, тут-то и стали возникать мысли о том, что мы сбились с тропы. Наши догадки подтвердила группа, которая шла нам навстречу. Они тоже сбились с пути и успели зайти довольно далеко. Посовещавшись, мы пришли к выводу, что проскочили маркер. Как оказалось, маркер видели, но не сообразили, что это и есть «маркер». По пути сюда двое из нашей группы видели камень с маленькой белой стрелкой, указывающей вправо. Решили возвращаться, по пути назад наши, уже две, группы встретили пару, которая тоже сбилась с пути. Количество заплутавших росло «на глазах».
Назад возвращались, уставившись под ноги. Маркер нашли. Действительно это был маленький камень с маленькой белой стрелкой, указывающей в южном направлении. А на деревьях висел кусочек полиэтиленового пакета по одну, и маленькая желтая ленточка – по другую сторону тропы.
Эта тропа вывела нас на «Баш-Дере». В ущелье мы разделились, другая группа «отслоилась» первой и заняла место не далеко от спуска, мы же ушли дальше. Нашли хорошую полянку. Ну а парочка продолжила свой путь в поисках подходящего местечка.
Все порядочно подустали, так что после ужина тихонько расползлись по палаткам.
Так закончился первый день нашего похода. Все, хоть и чувствовали усталость, были довольны походом, пока все складывалось отлично.
Завтракая, мы смотрели за странными действиями большой компании, которая заняла поляну за рекой. Мужики стягивали бревна на поляну, а мы, в свою очередь, занимали себя рассуждениями: «Зачем?». Я даже предположил, что они будут строить избу. Я ошибся, но не совсем, они – строили, но не избу – баню! Как оказалось, они праздновали чей-то день рождения, или чьи-то дни рождения.
После завтрака мы свернули бивак и продолжили свой путь. Перед нами лежал подъем на Ялтинскую яйлу.
Второй день оказался намного проще первого, мы довольно быстро набирали высоту и вскоре увидели Лысую гору. Яйла была «не за горами».
Еще до обеда поднялись на плато. Солнце хорошо припекало. И мы решили переждать самое пекло в тени. Устроили привал, нет – устроили обед. Достали еду, в автомобильной колее развели огонь, вскипятили чайку. Из-за засухи решили костер сразу же загасить: обрушили на огонь стенки колеи и хорошенько утрамбовали.
После обеда завалились полежать, как котики. И тут на L200 приехали лесники, объяснили, что мы находимся на территории заповедника, по которому проход запрещен, но когда у слышали что на ночь остановимся у них, развернулись и уехали восвояси. Затоптанное кострище не заметили, что и хорошо.
После отдыха отправились к Охотничьему. Солнце жарило вовсю, так что мы чуть-чуть подгорели.
У Охотничьего свернули к домику лесника (не такой он уже и домик), договорились с лесником о стоянке, выбрали самое лучшее место, вид с поляны был потрясающим, и, оставив отца на рюкзаках, отправились к канатке.
Охотничье, с моего последнего посещения, чуток изменилось, сразу в глаза попало пепелище на месте приюта ГСС и новая кафешка у смотровой. Да и люди стали какие-то хамоватые, один из местного населения на отказ от трапезы заявил, мол, если не зайдем к нему покушать и он увидит нас, едящих в другом кафе, он подойдет и перевернет стол: «И не обижайтесь.»
Но мысли кушать в Охотничьем у нас не было. Мы шли дальше к канатке. Кантом дошли до места, огороженного сеткой, и свернули на дорогу.
И тут нам открылся вид!.. Снег! Нет, снег в этом походе мы видели, и на соседних горах, и в карстовой воронке у подножья Бедене-Кыр, и возле стоянки «Охотничье». Но здесь все было по-другому. Это был СНЕГ!
В котловине у трассы, под обрывом с северной стороны спрятался снег. Его было так много, что мы смогли скатываться с этой природной снеговой горки на пакете. Выкатав приличный желоб и вдоволь навеселившись, мы отправились дальше. А мимо котловины пролетали автомобили, останавливались, откатывались назад и съезжали с трассы, люди радовались последнему снегу (да еще в такую жару).

Смотря на канатку, на огромную очередь, на битком набитые вагончики, меня переполняла радость о том, что мы остаемся здесь, о том, что спустимся-то мы своим ходом и у видим то, о чем большинство набивающихся и не подозревает.

Побегав от зазывал, мы выбрали себе одну из самых тихих кафешек, заказали пива, чебуреков, попробовав вина, взяли «литровку» себе в лагерь.
Вернулись на стоянку, когда солнце скрылось за Бедене-Кыр. Плато постепенно накрывала ночь.

На поляне среди сон-травы нас ждал снеговик.
Перед ужином в лагерь пришла уже знакомая нам парочка. Они рассказали о пожаре.
Оказывается, через некоторое время после нашего ухода из Баш-Дере они тоже решили подниматься, и когда поднялись на Блачаг, на Баш-Дере начался пожар. По их словам пожар был «приличным», из-за труднодоступности пожар тушили вертолеты. Как мы узнаем на следующий день, плато оцепили спасатели и никого не пропускали наверх.
Все почему-то решили, что пожар устроили пьяные «банники», но точно сказать никто из нас не мог.

После ужина на наш костер пришел бард из Днепропетровска и предложил спеть, отказать ему мы не смогли, да и не хотели.
То чувство, которое овладело мной в тот вечер, помню как сейчас… Ночь, небо, усыпанное огромным количеством звезд, тихо потрескивающий костер, песня под гитару и ночная Ялта у наших ног…

В отличии от нас, снеговик видел восход над Аю-дагом. Он даже дожил до нашего ухода.

А ушли мы утром после завтрака. Лесник выписал бумагу, что мы имеем право бесплатно пройти Таракташской тропой, хотя она и так бесплатна. Говорят, на эти майские там тоже собирали деньги, хотя тропа, как и Штангеевская, и Боткинская заявлены как бесплатные.
Спуск с Ай-Петри не менее интересен подъема. Поднимались мы через лиственный лес, а спускались хвойным, средиземноморским лесом.

Не успев сбросить высоту, тропа привела к слоеному торту – скале Таракташ. Таракташ – это незабываемое зрелище. Когда проходишь по ущелью между Таракташем и Ялтинской яйлой, в голову приходят мысли об искусственном происхождении данной скалы. Она была похожа и на торт, и на замковую стену одновременно. Нафотографировавшись, продолжили спуск по скользким белым плиточкам – следам эрозии и выветривания.

Крутая тропа между высоченными соснами вела нас к Учан-Су. Воздух дурманил запахом хвои. Наш поход, вместе с падением высоты, приближался к концу.
Над Учан-Су организовали привал. Было жарко, так что помочить ноги в холодной горной реке было, как никогда, кстати. Мы сидели на обрыве, созерцая панораму Южного Берега Крыма. Вода, омывая наши уставшие ноги, шустро срывалась со скалы, отправляясь в недолгий полет.

Продолжать путь Боткинской тропой группа не решилась. Такое близкое море, играя бликами — солнечными зайчиками, манило приятной голубизной. Наша тропа вела нас к морю.
Спустившись к подножию водопада, мы удачно поймали микроавтобус и добрались до трассы. Маршрутка довезла нас до автовокзала, где мы обзавелись билетами на троллейбус в Симферополь. И не теряя ни минуты, устремились к морю.

На набережной Ялты был праздник, концерт, множество парадно одетых людей, но мы не останавливаясь, шли к цели. Пляж был не далеко.

Купались почти все, кто окунулся по разку, кто отправился в заплыв «за буйки», а кто прыгал с пирса. Вода была чудесна.
Какой-то бродячий пес взялся развлекать публику – бросаясь в воду, спасал нас. Увидел нас на пирсе — и бегом в воду. Было весело, прямо интернет-мем «Собака-спасака».

Час, выделенный на купание в море, быстро иссяк. Нас уже ждала поездка в Симферополь, а потом и в Киев.

В троллейбусе под мелькание красивейших видов южного берега, мы устроили пир. Весельем мы отдавали дань нашему путешествию и этой чудесной земле.
Во взглядах, устремленных в окна троллейбуса, читалось ожидание того дня, когда мы сюда вернемся.
Мечты сбываются – и я тому свидетель.

Автор: Антон Бойко