После дождичка в каньон

Старая отцовская «копейка» несла нас по дороге Бахчисарай- Соколиное. В автомобиле сидели двое начинающих туристов: я и моя жена Татьяна. За окном моросил июньский дождь, но это нас не останавливало.
Припарковавшись у ресторана, мы двинули вверх к водопаду Серебряные струи. В долину опустился густой туман, грунтовка окончательно раскисла, под ногами хлюпала грязь. Мы очень рисковали не увидеть прелестей каньона в такую погоду, но вырваться на природу было просто необходимо. Появилась возможность оставить маленького ребенка с бабушкой, да и быт просто достал.

Водопад Серебряные струи порадовал полноводностью. Около него не было никого. Вообще никого. Мрачно, таинственно, мокро, тихо. После небольшой фотосессии мы пошли дальше вверх, обогнув водопад слева. Вскоре мы оказались у Юсуповского озера с зеленой водой – место еще более таинственное и мрачное. Здесь и сделали привал. Мы подкрепились бутербродами около родника, питающего озеро. Где-то я слышал, что за ним находится пещера, да еще и с водопадом внутри.

Я участвую в классном конкурсе «Моё лучшее путешествие»Время проведения конкурса: с 1 мая по 20 июня 2012 г. включительно.
I место — 250 гривен + бонус!
II место — 150 гривен + бонус!
III место — 100 гривен + бонус!
IV-V место — бонус!

Организаторы конкурса:
www.worldroads.ru- Блог Галины Шефер
www.2ristic.com — Блог Лизы и Виталика
mountain.crimea.ua — Блог Михаила Човбана

Под протестующие возгласы супруги я надел куртку, налобный фонарик и стал протискиваться в пещеру. Такие щели в скалах обычно называют «шкурниками». Внутри было довольно просторно, но для того, чтобы идти дальше, нужно было преодолеть озерцо. Но когда вода дошла мне до бёдер, мне стало ясно, что нужно возвращаться.

Решили пройти еще немного вверх, было туманно, но дождь прекратился.
Дорога сделала крутой изгиб и вывела нас на смотровую площадку. Мы стояли в облаке. И тут случилось чудо: подул ветер и мгла рассеялась. Перед нами открылась величественная картина: скалы на противоположной стороне балки, лесистые вершины близлежащих гор и черная прорва каньона вдали. Нас обуревал восторг, настроение поднялось, и мы потопали по грязи дальше. Дорога делала петлю, перескакивая на другую сторону балки, а от нее ответвлялась тропа круто вверх. Судя по карте, она вела к Чайному домику. Фактически по ней из-за грязи невозможно было подняться, и мы пошли по основной грунтовке. Еще через километр дорога опять раздвоилась. На сей раз, мы свернули вправо, сошли на тропу, которая вывела нас на скалы Седам-Каи. Тропа потерялась на серых камнях, ветер разносил запах разнотравья, мы стояли на краю крутой скалы, взявшись за руки. Видимость стала идеальной. Выглянуло солнце:

— Смотрите, ребята, мне не жалко.

И мы смотрели на ошеломляющую панораму Крымских гор. Смотрели и дышали. Потом целовались. Нас переполняла радость, восторг, свет. Это объединяло. Это сближало.

Я не хотел возвращаться той же дорогой назад и стал искать другой спуск. Мы прошли почти все скалы Орлиного залёта, и нашли тропу, как потом оказалось, в районе пещеры Данильчи — Кобы. Спуск был безопасен. По натоптанной дорожке мы быстро вышли к дороге в районе туристической стоянки Коккозка. К шести вечера мы ужинали возле машины. Она же стала для нас и палаткой. Жигуленок неплохо показал себя в новом амплуа, но грохот ночного дождя о железо был такой звонкий, что мы долго не могли уснуть, нам снились кошмары, и в итоге проснулись в пять утра.

Лесники и туристы ещё спали, а мы нанизывали на ниточку маршрута природные бусы: почтовый дуб, Голубое озеро, Яблоневый брод, источник Пания. Выше источника есть пещера: зловещая такая дырень, что мы не стали там задерживаться и поспешили к ванне Молодости. Вокруг не было ни души, и мы полностью обнаженными прыгнули в этот каменный котел с ледяной водой. Я тысячу раз перекручивал в голове этот момент и на все 100% уверен, что выпрыгнул я быстрее, чем впрыгнул.

И вот, мы, молодые, юные, бодрые, перебравшись по левому краю котла Юности перебрались в заповедную часть каньона. Осторожно прыгая с камня на камень, мы дошли до грота, удобного для ночевки. Сразу вспомнил рассказ своего товарища о том, как он ночевал в Большом Каньоне и как он замерз ночью, когда холодный воздух опустился на дно оврага, и никакой костер не мог согреть. Отогрелся он лишь благодаря девушке из своей группы, с которой пролежал в обнимку до самого утра. Скалы Большого каньона вплотную надвинулись на нас. Вода потеряла свой голубой окрас и стала полностью прозрачной.

Я думал так, мы дойдем до самого узкого места и увидим, что оно, скорее всего, затоплено водой, т.к. всю ночь шёл дождь. Каково же было мое удивление, когда самое узкое место оказалось сухим.
Со страхом мы пошли по самому красивому месту каньона. С опаской преодолели глубокий котлован по бревнам. Внизу ничто не нарушало покоя, а вверху шумно шелестели листья. Навстречу к нам приблизились двое парней.

— Доброе утро!
— Доброе утро!
Мы:
— А далеко еще до конца каньона?
— Нет, но вам нужно поторопиться.
— Почему?
— Потому что сверху идет водяной поток, мы его только что обогнали.
— Мы здесь первый раз. Мы успеем пройти?
— Успеете, но нужно поторопиться.
Мы, прыгая с камня на камень, ускорили темп, но то, что мы увидели за поворотом, заставило нас задуматься:
— Коля! Может, повернем назад.
— Давай рискнем, должны успеть!
К нам приближалась волна, которая чем-то напоминала комбайн. Крутя своими жерновами, вода проглатывала и камешки, и глыбы, журчала и пенилась, быстро двигалась нам навстречу.
— Это не листья шумели вверху!!!

Теперь мы прыгали по камням, пространство между которыми стремительно наполнялось водой. Через пять минут нас остановил водопад, который нельзя было обойти ни справа, ни слева. Да и назад путь был отрезан. Я отдал Татьяне рюкзак с фотоаппаратом, разделся, взял Татьяну на руки и пошел по воде. Вода доходила до бедер, когда я закинул любимую на скалу, с которой ниспадала вода.

— Главное, чтобы фотоаппарат не намок!
Далее дно каньона расширилось и выровнялось, но оно уже полностью было затоплено водой. Влево от нас уходила тропинка.
— По воде или по тропинке?
— По тропинке.

Тропинка привела нас к роскошному гроту и на этом заканчивалась. Под нами, метрах в двадцати гремел горный поток с ледяной водой. Нужно было время, чтобы оценить создавшуюся ситуацию.
Я вылез на крышу грота по почти отвесной стенке и обнаружил, что теперь наклон стены каньона позволяет выйти наверх. Оставалось дело лишь за Татьяной, которой необходимо было без навыков скалолазания преодолеть двухметровый барьер. Вместо веревки я опустил ей свой рюкзак, и это чуть не стало роковой ошибкой. На середине подъема лямка рюкзака оборвалась, но я успел перехватить Татьяну рукой.
Вскоре мы оказались на роскошной зеленой поляне, где отдышались и пообедали.

Затем была еще одна поляна со старым плодовым деревом посередине, потом пропасть.
Нет, Пропасть. Именно, с большой буквы. Это место стало феерическим, кульминационным моментом нашего путешествия. Мы пошли дальше, до Коровьего грота и через него вдоль всего каньона, каждый раз открывая новые ракурсы этого живописного места. Любопытно было с площадки на высоте птичьего полета наблюдать за людьми, которые суетились внизу около ванны Молодости.
Надышавшись кристальным воздухом, мы спустились вниз.

P.S. Получился замечательный поход. Если нанести его маршрут на карту, то получиться «восьмерка».
С тех пор, если мы добираемся до исходной точки своего похода на автомашине, то всегда планируем кольцевой маршрут так, чтобы не возвращаться той же дорогой назад. А вот дождь никогда не был помехой в наших походах, разве что по четвергам. 🙂

С приветом, Николай Бойко.